Инвагинация Зубов Или «Зуб В Зубе»

Инвагинация зубов (dens invaginatus), также известная как «зуб в зубе» (dens in dente), представляет собой редкую аномалию. Это состояние означает внедрение внешних твердых тканей зуба в пульпу. В этой статье обсуждается текущий протокол лечения инвагинации зуба у девочки 13 лет. Как и в большинстве случаев, ранняя диагностика и профилактические меры помогают свести к минимуму осложнения, связанные с инвагинацией зубов.

Инвагинация зубов (dens invaginatus), также известная как «зуб в зубе» (dens in dente) является аномалией эмбриологического происхождения. На рентгенограмме данная аномалия иногда выглядит, будто зуб в зубе, что и послужило причиной для такого названия. Синонимы: инвагинированная одонтома (invaginated odontome), расширенная гестант-одонтома (dilated gestant odontome), расширенная композитная одонтома (dilated composite odontome), одонтоид (dentoid in dente) и tooth inclusion.

Рентгенографическое исследование демонстрирует, что эмаль и дентин могут проникать глубоко в полость пульпы, корень и даже корневой апекс. Впервые этот порок развития описал Плоке (Ploquet) в 17943 году на примере зуба кита.

По данным Hovland и Block заболеваемость находится в пределах 0,04% -10%. Инвагинации могут возникать в любом зубе, при этом влияя как на временный, так и на постоянный прикус6, однако обычно они возникают в верхних боковых резцах6,7. У некоторых пациентов было зарегистрировано двустороннее симметричное возникновение инвагинаций, из чего следует, что, при наличии инвагинации с одной стороны, необходимо провести осмотр противоположной. В молярах, премолярах, и центральных резцах верхней челюсти интравагинации обнаруживались редко. От общего числа обнаруженных инвагинаций 43% было найдено в латеральных резцах верхней челюсти. Причина возникновения инвагинаций неясна; однако, некоторые данные свидетельствуют о наследственном компоненте.

В данном отчете описывается случай односторонней инвагинации в боковом резце верхней челюсти.

 

Описание клинического случая

13-летняя девочка была направлена ​​в Департамент детской и превентивной стоматологии в Rural Dental College и Hospital в Лони, Индия, с главной жалобой на недавно возникшую припухлость во фронтальном отделе верхней челюсти справа. Пациентка описала диффузное опухание в области щеки справа спереди, которое привело к поднятию крыла носа. При интраоральном осмотре в боковом резце верхней челюсти было обнаружено углубление, наблюдался незначительный дисколорит коронки, зуб положительно реагировал на вертикальную перкуссию. На рентгенограмме выявлена инвагинация правого латерального резца верхней челюсти с просветлением в апикальной области (рис. 1А). Был поставлен диагноз типа III (Oehlers) инвагинация зуба с дентоальвеолярным абсцессом.

Рис.2

Для диагностики использованы внутриротовые рентгенограммы и КТ. Исследование компьютерной томографии показало сложную анатомию зуба с несколькими каналами. Дистальный канал имел С-образную форму и открывался медиально. Небный канал располагался дистально, а центральный канал доходил до глубины инвагинации (рис. 1В и рис. 1С).

 

Для облегчения поиска каналов использовалось увеличение. Получен доступ к пульповой камере, проведена рентгенограмма с файлом K-flex № 10 в канале. Рабочую длину определяли с помощью K-file № 10 (рисунок 1D), механическая обработка каналов проводилась K-file № 35. Поскольку консервативное лечение апикальной области одного из каналов было затруднено, мы запланировали проведение апикальной хирургии и ретроградного пломбирования МТА (минерал триоксид агрегат) с обтурацией термопластифицированной гуттаперчией. Результаты регулярных анализов крови находились в пределах нормы. При последующем назначении зуб был подготовлен для хирургического вмешательства. В ходе операции был отслоен слизисто-надкостничный лоскут и сделано отверстие в проекции апекса (рисунок 1Е). После полного кюретажа мягких тканей и последующего удаления грануляционной ткани проведена коррекция(сошлифовывавание) твердых тканей апекса. После тщательной очистки было проведено ретроградное пломбирование МТА (ProRoot®, DENTSPLY, www.denstply.com) (рисунок 1F), за которым последовала обтурация термопластифицированной гуттаперчей (Endo@pex, Cordless Obturation System, DXM, Korea, www.dxm.co.kr) (рисунок 2A). Лоскут уложен на место, рана ушита шелковой нитью 5-0.

Рис.2

При последующем визите через неделю после операции был снят шов, заживление проходило без осложнений. Через 1,5 месяца после лечения пациентка не предъявляла жалоб. На контрольной рентгенограмме можно оценить признаки регенерации твердых тканей в перирадикулярной области (рис. 2B). Последующее рентгенографическое исследование, проведенное через 6 месяцев, показало полное восстановление.

Инвагинаия зуба

Инвагинаия зуба – это внедрение одной части зуба в другую, порок развития только одного зубного зачатка. В 1957 году Oehlers создал систему классификации этих пороков развития в зависимости от тяжести: тип I, ограниченная инвагинация внутри коронки; типа II, слепой мешок, простирающийся за эмалево-цементную границу, со вторым отверстием, проходящим в перирадикулярные ткани, и тип III со вторым отверстием в апикальной области.

Этиология возникновения инвагинаций зубов остается невыясненной. На протяжении десятилетий исследователи выдвигают различные теории. Некоторые ученые предположили, что давление роста зубной дуги приводит к изгибу эмалевого органа. Кронфельд постулировал следующее: происходит прекращение роста внутреннего эмалевого эпителия, в то время, как окружающий нормальный эпителий продолжает пролиферировать. Rushton предложил быстрое и агрессивное распространение части внутреннего эмалевого эпителия, вторгающегося в зубной сосочек. Он назвал это «доброкачественным новообразованием ограниченного роста». Oehlers предположил искривление эмалевого органа во время развития зуба. Он отметил, что последующая протрузия части эмалевого органа приводит к образованию канала, заканчивающегося в пришеечной области или иногда на режущем крае. Последнее может быть связано с неправильной формой коронки. Теория двойников предполагает слияние двух зубных зачатков. Густафсон и Сундберг считали, что причиной может быть травма, но в таком случае не ясно, почему только боковые, а не центральные резцы верхней челюсти вовлекаются в данный процесс.

Ранняя диагностика инвагинации зуба имеет решающее значение и требует тщательного клинического обследования всех зубов, особенно боковых резцов. При обследовании следует внимательно осмотреть небные поверхности латеральных резцов верхней челюсти на предмет наличия углублений и борозд. Патологию можно выявить уже в возрасте от 7 до 10 лет. Состояние может быть диагностировано на основании клинических и рентгенологических данных. Инвагинация обеспечивает условия для роста бактерий, что ставит под угрозу целостность корневого канала. Раннее диагностика и лечение способны предотвратить эти осложнения. Если никакого входа в инвагинацию не обнаружено, и признаки некроза не видны клинически и рентгенографически, лечение не показано. Однако, рекомендуется строгое наблюдение.

Поиск апикальных отверстий и сложная анатомия корневых каналов зачастую затрудняют лечение.  Если рентгенографически не отмечается некроза пульпы и сообщения между инвагинацией и корневым каналом нет, то проводят пломбирование композитом или амальгамой. Эндодонтическое лечение показано, если инвагинация имеет отдельное апикальное или боковое отверстие , как в данном клиническом случае. В некоторых ситуациях, чтобы добраться до апикального отверстия, необходимо пройти через инвагинацию. Когда незначительные формы инвагинации устраняются, лечение корневых каналов обычно не является проблемой. Например, если инвагинация незначительных размеров, то обработка через инвагинацию уменьшает вероятность латеральной перфорации и, следовательно, лечение корневых каналов таких зубов может быть выполнено более успешно. Иногда инвагинацию следует рассматривать как отдельный корневой канал. В данном случае инвагинация была оставлена ​​по двум важным причинам. Первая причина заключалась в том, что она была объемной, и ее удаление ослабило бы структуру зуба. Вторая же заключалась в отсутствии доступа. В результате канал инвагинации рассматривался как отдельный, и мы проводили лечение корневых каналов.

Использование термопластифицированной гуттаперчи для заполнения инвагинации облегчает процедуру и обеспечивает более эффективное пломбирование, что и было сделано нами в настоящем исследовании.

Хирургическое лечение следует рассматривать только в определенных случаях, таких как неудачная эндодонтия и зубы с анатомическими особенностями, не позволяющими получить доступ ко всем частям системы корневых каналов. В данном случае апикальная операция проводилась для доступа к апикальной трети корня, для пломбирование использовался МТА.

Удаление показано только при невозможности проведения апикальной хирургии и при сверхкомплектных зубрах. Также экстракция показана, если форма коронки зуба создает эстетические или функциональные проблемы.

 

Выводы

Ранняя диагностика и профилактические меры полезны для предотвращения осложнений инвагинации зубов. В данном клиническом случае из-за осложнений, вызванных инвагинацией III типа и хронического периапикального поражения, была показана комбинированная нехирургическая и хирургическая эндодонтическая терапия.

Перевод выполнила Сковородко Т. специально для сайта OHI-S.COM. Пожалуйста, при копировании материала не забывайте указывать ссылку на текущую страницу.

https://www.aegisdentalnetwork.com/

Инвагинация Зубов Или «Зуб В Зубе» обновлено: Октябрь 2, 2018 автором: Валерия Зелинская